Июнь 21, 2018

Кинокритики о фильме Авдотьи Смирновой «История одного назначения»

Meduza, 9 июня
Антон Долин

«Авдотья Смирнова сняла хороший фильм, и это не новость. Впрочем, предыдущие ее фильмы тоже были хорошими. Начать надо с другого: «История одного назначения» — по-настоящему важный фильм. Такие в России снимаются не каждый год; гораздо реже, чем хорошие. Он важен для всех, включая тех, кто его не увидит. Примерно так, как важен страшный и прекрасный рассказ Льва Толстого «После бала», входящий в школьную программу. И не только потому, что «История одного назначения» рассказывает, среди прочего, о Льве Толстом, но и потому, что через переживание чужой боли этот фильм приводит зрителя к боли собственной, настолько подлинной и сильной, что перестают иметь смысл отличия «хорошего» кино от «плохого». Здесь этика выше эстетики».

Esquire, 10 июня
Егор Москвитин

«… «История одного назначения» самая многослойная картина фестиваля — при том, что ее главное послание очевидно. Фильм кричит о том, что на несправедливость нужно отвечать без промедления, и талант Авдотьи Смирновой как сценариста как раз в том и состоит, что она не тратит ни секунды экранного времени даром. В каждой сцене есть приглашение к диалогу. […] Фокус фильма в том, что одного верного вывода из него не сделать. Это настолько всеобъемлющий снимок действительности, что каждый найдет в нем свою правду. А кто-то и не станет ничего искать, удовлетворившись очень сильной историей про человеческие поступки».

Сеанс, 9 июня
Василий Степанов

«….фильм, который начинается как комедия положений, стремительно набирает обороты и, словно поезд — главного героя, с комфортом и интересной беседой уносит зрителя куда-то за пределы его ожиданий: с шуточками-прибауточками комедия перерастает в coming-of-ageдраму, а затем набухает самой настоящей трагедией, которая во всей своей неразрешимости формируется из неприятных, но вроде незначительных поступков, мелких промахов, негодных выборов, душевной лености, самооправдания, мягкотелости и бытового соглашательства — в общем, всего того, что представляет собой обычная жизнь любого человека. Даже самого симпатичного. И мы будем следить за терзаниями этого Человека — то в обличии молодого Колокольцова, то в обличии Толстого, а то и в виде разжалованного прапорщика Стасюлевича, старого знакомого графа и нового сослуживца столичного поручика — честного человека, по русской привычке заливающего глаза водкой. Драматургия фильма (сценарий написан Авдотьей Смирновой совместно с Анной Пармас) выстроена таким образом, что главного героя выявить трудно — все, кого фиксирует камера, соучастники одного преступления….».