Август 17, 2020

Репортаж со съемок дебютного фильма Алексея Чадова «Джон»

В Истринском районе Московской области полным ходом идут съемки режиссерского дебюта Алексея Чадова «Джон». Артист не только руководит процессом, но и выступает в качестве автора сценария и исполнителя главной роли.

Продюсер проекта — Сергей Сельянов, в других ролях — Кристина Асмус, Виктор Сухоруков, Артем Ткаченко, Виталий Кищенко, оператор — Дмитрий Карначик.

Картина рассказывает историю парня по имени Иван, который вернулся с войны, но так до конца и не привык к мирной жизни. Волею судьбы ему придется отправиться в Сирию под видом иностранного корреспондента по имени Джон.

Сейчас идет работа над московскими сценами. Въезжаем на площадку, и тут же лето сменяется зимой. С неба летят густые хлопья снега, подгоняемые гигантским ветродуем, раздается автоматная очередь, перекрываемая лаем собаки. В кадре солдаты в фашисткой форме и наши военнопленные. Они-то тут причем? Вроде бы действие картины происходит в наши дни. Но оказывается, журналистов пригласили посмотреть, как снимается «кино в кино». По сюжету — главный герой решает навестить бывшую, но от этого не менее любимую, жену Алену (Кристина Асмус), которая работает гримером на киностудии. Наблюдаем, как в паузе фашисты утирают пот, а послушная кинособака Альма получает лаконичную команду и спокойно ложится у ног хозяина. Царящая вокруг суета ее совершенно не волнует, трудно поверить, что секунду назад она заходилась истеричным лаем в кадре. Сразу видно — работает профессионал.

«Фотографы, съемочная группа, не участвующая в сцене, вышли из кадра за стедикам… Эй, парни, пиротехники, у нас опять окно гаснет, добавьте огня… Товарищи-фашисты, да простят меня наши деды, встаньте на прежнюю позицию… Внимание, летит снег, приготовились, репетиция», — командует оператор.

Артем Ткаченко, Егор Кончаловский и Алексей Чадов вполголоса разбирают дальнйшую сцену. Мизансцена — съемки фильма, в котором Ткаченко — пленный солдат перед расстрелом, который отчаянно борется за свою жизнь. Затем в кадре появляется Кончаловский в роли самого себя и останавливает съемку. Он крайне недоволен, так как артисту не замазали татуировки. На все возражения раздается резкое: «Мы же кино не про китайских летчиков снимаем, Алена, грим. Мы тут кино снимаем или как?»

Режиссер в исполнении Кончаловского легко выходит из себя, а реальный постановщик Алексей Чадов спокойно объясняет, где тому лучше вспылить, а где смягчиться: «Ведь у тебя с Аленой хорошие отношения, а это так — досадное недопонимание». Действительно, подумаешь, изменили рисунок сцены, а гримеру сказать забыли. На площадке и не такое бывает, особенно, когда вокруг все горит и взрывается. «Остальное, как ты выступаешь, затем отдельно доснимем», — говорит Чадов, у которого пока все горит и взрывается по плану. «Ребята, пиротехники, нужно, чтобы Егор из облака дыма выходил», — добавляет режиссер. Сказано — сделано, в следующей сцене Егор Андреевич буквально выныривает из сизого дыма.

Читать далее ...

Источник: Kino-Teatr.ru
Автор: Ксения Позднякова