Июнь 21, 2018

Кинокритики о фильме Натальи Мещаниновой «Сердце мира»

Сеанс, 9 июня
Василий Степанов

«…Двигаться на ощупь — стратегия, которую «Сердце мира» предлагает вполне сознательно. Это фильм снятый будто собачьим носом. Сложная задача для камеры — сопеть, лаять, пускать слюни, грызть, скулить, нюхать. Но камера Евгения Цветкова на это способна. Чувствилище. Если бы фильмы можно было смотреть с закрытыми глазами, то «Сердце мира» обдало горячим влажным дыханием. За это не очень удобное ощущение живого, спасибо».

Esquire, 9 июня
Егор Москвитин

«На «Кинотавре» показали «Сердце мира» Наталии Мещаниновой; кажется, вот она — новая «Аритмия»». […] «…бьющееся почти два часа «Сердце мира» почувствовать очень легко. Несмотря на неторопливое развитие сюжета, почти критическую тяжесть идей и наблюдений и давящее ощущение, что герои, в отличие от влюбленных врачей из «Аритмии», обречены, это фильм, который захватывает и держит в напряжении вплоть до финала. Как устроена эта магия — а черт его знает. Возможно, дело в знаменитой речевой достоверности сценариев Мещаниновой: режиссер родом из документалистики гораздо лучше большинства своих коллег понимает, как разговаривают настоящие люди. Может быть, причина в актерах: узнаваемые лица Яны Сексте и Евгения Сытова в «Сердце мира» кажутся незнакомыми, и никто не выбивается из ансамбля. Есть и такая вероятность, что Мещанинова, когда ей не приходится писать сценарии для других режиссеров (тяжелого Алексея Федорченко с его «Войной Анны», порывистого Бориса Хлебникова с «Аритмией» и невесомой Оксаны Бычковой с «Еще одним годом»), следует какому-то своему компасу. И тот приводит зрителя на территорию одновременно и похожую, и далекую от другого российского фестивального кино. Это странное место, где характеры могут противиться развитию и уступать своим страхам, но зритель все равно почувствует, что радикальные внутренние перемены возможны».

Wonderzine, 13 июня
Иван Чувиляев

«…Второй год подряд на «Кинотавре» побеждает один и тот же автор. На прошлом фестивале — снятая по сценарию Натальи Мещаниновой «Аритмия», на этом — её режиссёрская работа, «Сердце мира». Это всё расставляет по местам и даёт ответ на вопрос, в чём секрет сенсационного зрительского успеха «Аритмии». С чего вдруг люди, не склонные к сантиментам, рыдают в кинотеатрах и рассказывают друг другу, как Ирина Горбачёва и Александр Яценко перекроили им душу? Ответ простой: Мещанинова, как стало ясно благодаря «Сердцу», умеет соединять несоединимое — суровую реальность и сентиментальность.

С другой стороны, Мещанинова не боится мелодраматизма и простых драматических ходов и красок. «Сердце» построено на отношениях человека и природы, героя и мира вокруг него, жестокого и непонятного. В итоге зритель получает на экране реальность, очень похожую на его собственную (такие же хрущёвки, диваны, дворы, одежда), но существующую по киношным законам. Можно выдохнуть: зритель не слишком изменился, ему от кино нужно примерно то же, что пятьдесят лет назад. Правды, но страшно приятной и гораздо лучшей, чем окружающая действительность».

Коммерсант, 12 июня
Андрей Плахов

«Тандем Хлебникова и Мещаниновой показал свою плодотворность уже в «Аритмии», где первый был режиссером, а вторая соавтором сценария. В «Сердце мира» (опять образ, связанный с кровообращением) — все прямо наоборот. Сценарий, написанный при участии Хлебникова, погружен Мещаниновой в поток жизни притравочной станции для охотничьих собак. Ее работники живут в деревенской глуши в тесном контакте с природой — впрочем, совсем не идиллическом. Они чуть не сутки напролет возятся с лисами, больными собаками, вступают в конфликт с «зелеными» экологами, а также борются со своими внутренними демонами. В центре этого микрокосма — Егор, травмированный прошлой жизнью молодой мужчина, способный на особенно нежный, тактильный и душевный контакт с животным миром — в отличие от мира человеческого. Если в «Аритмии» тема мужской хрупкости решена в координатах художественного мейнстрима, то «Сердце мира» погружает зрителя в стихию чистого кино, ищущего свой язык и потому менее коммуникативного, зато более интригующего и порой загадочного».

Афиша. Daily, 13 июня
Максим Сухогузов

«Наверное, именно такое кино более адекватно времени и говорит что-то важное про нас сейчас».

ТАСС, 10 июня

Кинокритик Антон Долин в беседе с ТАСС отметил, что фильм-победитель представляет собой «интересную, оригинальную художественную картину, сделанную очень тонкими людьми». «Она не во всем безупречна, зато она трогательная, живая и весьма кинематографичная, так что, мне кажется, это победа авторского кино», — сказал Долин.

The Hollywood Reporter, 10 июня

«Наталья Мещанинова сняла какое-то удивительное кино — живое, пульсирующее, болезненное, почти документальное, с чудесными реалистичными диалогами. Название она объясняет как место, откуда ты не можешь уйти — место, где находятся твой дом и твоя сердцевина». […]
«Мещанинова сделала очень важный и тонкий фильм. В нашей стране картин о животных можно пересчитать по пальцам — здесь же мы видим историю безусловной любви зверей и к зверям, идущую контрастом к любви человеческой».