Июль 29, 2014

«Я не вернусь»: Найти красоту там, где русские ее не видят

В середине июня в российский прокат вышел фильм «Я не вернусь», снятый эстонским режиссером Ильмаром Раагом.

Съемки проходили в России, Белоруссии и Казахстане исключительно на русском языке. Продюсировала сложный международный проект компания «СТВ» Сергея Сельянова – один из столпов русского кинематографа. Для режиссера фильм «Я не вернусь» оказался познавательным путешествием. Как ни странно, Россия в трактовке Раага выглядит дружелюбнее, чем инфернальные пространства русского артхауса, и уж точно правдивее, чем кукольный лоск сериалов.

В основу положен сценарий Ярославы Пулинович, молодой звезды российской «новой драмы». Продюсер Наталья Дрозд долго искала режиссера для его воплощения. Главная героиня, девушка Аня (Полина Пушкарук), живет в Петербурге, потихоньку строит преподавательскую карьеру, но из-за доверчивости попадает в безвыходную ситуацию и вынуждена скрываться от полиции. Будучи воспитанницей детдома, она решает переждать трудное время в распределителе для бездомных детей: к счастью, внешность Ани располагает к тому, чтобы ее приняли за подростка.

Здесь она знакомится с девочкой Кристиной (дебютантка Виктория Лобачева), с которой решает сбежать в казахский городок, к Кристининой бабушке. «Я не вернусь» – не просто мелодраматическая история о поиске любви и тепла, это еще и размышление о возможности (и внутренней необходимости) глубокой метаморфозы. Ане не по своей воле приходится сделать то, о чем задумываются многие: она начинает жизнь с чистого листа. Быть может, в этой новой жизни ей наконец удастся испытать подлинные, искренние чувства?

Мировая премьера «Я не вернусь» состоялась в Нью-Йорке на фестивале «Трайбека», где картину наградили призом Норы Эфрон за сценарий, российская – на фестивале им. Тарковского «Зеркало», где фильм отметили за «профессиональные достижения». В эстонских кинотеатрах «Я не вернусь» появится в сентябре. О фильме, российской чернухе и роли чувств в кино «ДД» рассказали режиссер Ильмар Рааг и продюсер Наталья Дрозд.

– Наталья, почему вы загорелись именно этим сценарием?

Наталья Дрозд: Мне прежде всего понравились диалоги: редко встречается такая живая речь. В этом смысле Ярослава Пулинович прекрасна, она буквально снимает реплики с языка. Но в сценарии есть и другие важные вещи, например, переворот внутри Ани, когда она из взрослой превращается в маленькую девочку и нехотя проживает жизнь заново, и второй переворот – в финале. Именно эти моменты интересны мне с интеллектуальной точки зрения. В эмоциональном плане меня тронула тема возвращения в детство, обретения семьи. Конечно, все мы отдаем предпочтение тем или иным произведениям искусства, опираясь на личный опыт. Тут все сошлось вместе.

– Почему вы так долго искали режиссера?

Н.Д.: Нельзя сказать, что я искала его годами. Просто какие-то глубинные вещи исходят именно от режиссера, и продюсеру важно найти правильного режиссера с правильной историей. А поскольку этот сценарий был для меня очень личным, я не была готова отдать его просто режиссеру-профессионалу. Я искала такого, с которым у меня сложились бы правильные отношения, в том числе человеческие. У меня в голове не было четких критериев. Я говорила себе, что он должен быть, скорее всего, нерусским – со сценарием Пулинович есть опасность скатиться в мрачную «социалку», русские режиссеры к этому склонны. Мне же хотелось метафорического кино про любовь: даже детдом тут – всего лишь метафора. И, разумеется, нужен был режиссер умный, талантливый и по-человечески открытый, готовый к эмоциональному диалогу.

– Какое кино вам нравится вообще? Похоже, как раз что-то между артхаусом и массовым кино, тот сектор, который почти отсутствует в России…

Н.Д.: Мне кажется, что кино, открывая что-то новое, должно думать о зрителе и быть эмоциональным – но не идти на поводу у аудитории. Это самое сложное кино для рынка: есть арт-фестивали, есть большой тираж – и оно не попадает ни туда, ни туда. Поэтому я обрадовалась тому, что мы попали на «Трайбеку»: с одной стороны, это престижный фестиваль, с другой – он самоокупается: зрители покупают билеты, зная, что их не обманут и не будут показывать два часа крупный план шаркающих ног в пустом доме. На «Трайбеке» показывают зрительское кино с очень сильным режиссерским высказыванием.

Ильмар Рааг: Я считаю, что кино должно обращаться к кому-то, оно не существует без зрителя. А если у режиссера так не получается – это проблема именно режиссера.

Читать далее ...

Источник: Postimees.ee
Автор: Максим Туула